Gatto melato (a_sch) wrote,
Gatto melato
a_sch

Фокусы Федосеева

Глава 4. Встречи с Кустанайцевым

—Кустанайцев в городе! —ошеломил Федосеева его приятель, директор шахматного клуба. —Только четыреста дней. Выступит в лектории.
—Надо как-то попасть! — занервничала Сурепка Федосеева. — Может, сделаем подкоп?
—Не успеем, — покачал головой директор. — Я предлагаю попробовать через крышу.
—Воздушное пространство надежно охраняется, — предупредил Федосеев.
—Так что же делать? — простерли к нему руки жена и приятель.
—Придется взять билеты, — вздохнул Федосеев.
Блистали ложи, уборщицы подтирали лужи. На улице светало. Кустанайцев запаздывал.
Он появился на сцене, стремительный, целеустремленный, с активной жизненной позицией, прошел, не снимая светлого плаща-дождевика, прямо к трибуне и высоким хриплым голосом сказал:
—Сегодня я расскажу о моих впечатлениях от поездки во Фринляндию… Так вот — ничего интересного в Фринляндии нет!
И, коротко поклонившись публике, Кустанайцев устало пошел со сцены.
Шквал аплодисментов вернул его обратно.
—Абсолютно ничего интересного! Ровным счетом ничего! —подытожил Кустанайцев.
Его забросали цветами.
Кустанайцев отпустил машину, за которую держался, и они пешком двинулись по проспекту.
—Скажите, — сплеча врубил Федосеев, — чем закончились ваши опыты с треугольниками?
—Да, была работенка! — зашепелявил Кустанайцев. — Однако создали! Первая партия отечественных равнобедренных треугольников уже выпущена! И нисколько не уступает зарубежным треугольникам, которые раньше приходилось покупать за валюту…
—А где используются такие треугольники? — простодушно поинтересовалась жена Федосеева.
—Без них немыслима современная геометрия! -Кустанайцев выбросил вперед руки. —Но дело еще не завершено. Треугольники мы будем получать методом естественного воспроизводства! — Он огляделся по сторонам и понизил голос: —Строго конфиденциально! Недавно мы вывели несколько треуголок!
—Одно время вы возглавляли Институт сварки? — спросил приятель Федосеева, директор шахматного клуба.
—Очень недолго, — ответил Кустанайцев, кукожась, по-видимому, от неприятных воспоминаний. — Я сразу решительно взялся за дело, и все сварки и свары прекратились сами собой.
Неожиданно Кустанайцев остановился, широко зевнул и потер глаза.
—Спать хочу! - не выговаривая буквы «л», пожаловался он. —Спать!
Сзади подбежали двое. Они укутали Кустанайцева теплым одеялом и на руках перенесли в бесшумно подкативший лимузин.

Федосеев, его жена и директор шахматного клуба проложили к дому новую асфальтовую дорожку, посадили на обочине цветы и деревья, вывесили на балконе транспарант «Привет товарищу Кустанайцеву, своими неустанными действиями доказавшему, чего он стоит!» и теперь, ссутулившись, сидели, положив большие натруженные ладони на крупные круглые колени.
Внезапно загрохотали сапоги, дверь с треском слетела с петель, в квартиру ворвался свежий ветер перемен, и Кустанайцев предстал перед ними во всем блеске своей перезрелой мужской красоты.
—Фу, как здесь у вас! — крикнул он с порога низким звонким голосом. — Надо же так погрязнуть! Ну-ка, все за уборку!
И тут же, засучив рукава светлого плаща-дождевика, разувшись и подвернув брюки и подштанники, первым взялся за дело.
Федосеев, его жена и директор шахматного клуба, подхватив тряпки, швабры и скребки, бросились наводить чистоту.
Они яростно выгребали из углов обветшавшие представления, сбрасывали с антресолей устаревшие положения, ведрами выносили на помойку прогнившие теории и заплесневевшие доводы.
—Все, — стоя посреди сверкающей гостиной, провозгласил Кустанайцев, и тут же красиво рухнул в подставленное кресло.
Жена Федосеева прокипятила шприц и сделала Федосееву укол по самолюбию. Кустанайцев охнул и пришел в себя, после чего был дан обед.
На обеде присутствовали Кустанайцев, Федосеев с супругой и директор шахматного клуба.
С речью на обеде выступил Кустанайцев.
Он, в частности, сказал, что очень проголодался.
В ответном слове Федосеев предложил Кустанайцеву как следует поесть.
Обед прошел в теплой атмосфере — батареи парового отопления грели вовсю.

—Знаешь, — сказала директору шахматного клуба жена Федосеева, — я ухожу к Кустанайцеву.
От неожиданности директор, переносивший в это время несколько комплектов шахмат и абсолютно не переносивший шашек, споткнулся, упал, волчком завертелся на паркете, выкатился на лестничную площадку, прогрохотал ребрами по ступеням, пробил входную дверь, проехался носом по асфальту до троллейбусной остановки, дождался нужного маршрута, взял билет и сел на свободное место, тяжело дыша и отплевываясь ферзями и пешками.
Федосеев выслушал директора и, утешая, дружески хлопнул его по затылку.
— Не расстраивайся! Она вернется! А у нас есть дела поважнее. — Он выгреб ворох телеграмм. — Вот. Срочные вызовы. Работе солнечной электростанции мешает тень подобострастия. Сбился трудовой ритм джазового оркестра. Преступная группа модельеров безнаказанно скрадывает женскую полноту.
Через несколько часов они уже были в пути.
У проходной Значительного промышленного предприятия их встретили его директор, главный инженер и главный бухгалтер. На рукавах пиджаков у них были повязки из черного крепа.
—Умер дух взаимопонимания, угас трудовой энтузиазм, нет больше деловой атмосферы! — запричитали они.
Федосеев и директор шахматного клуба спешно прошли в цех.
Несколько производственников вяло шаркали напильниками по железу, остальные медленно переносили что-то с места на место.
—Надо немедленно устроить митинг! — загорелся директор шахматного клуба. — Я мог бы произнести большую и яркую речь!
—Никаких митингов! - остановил его Федосеев. —Людей нужно заинтересовать.
Он вышел на середину цеха, трижды хлопнул в ладоши. Производственники с готовностью бросили работу, кольцом окружили Федосеева.
—Друзья! — обратился к ним Федосеев. —Отгадайте, что это такое: «Греет, но не светит»?
Производственники задумались.
—Не знаем! - наконец признались они. — А что, скажи? Заинтересовал ты нас…
—Нет уж, - с лукавинкой отнекнулся Федосеев, — вот выполните задание на отлично, тогда и скажу.
Крепко почесали в затылке производственники.
—Так ведь напильником на отлично не сделаешь!
—Устанавливайте новое оборудование - вон во дворе сколько нераспакованных станков!
Делать нечего - установили производственники станки, а заодно провели реконструкцию, перешли на новые формы организации труда. Выполнили задание на отлично. Снова окружили Федосеева.
—Ну, говорят, что же это такое - «Греет, но не светит»?
Посерьезнел Федосеев.
—Греет тринадцатая зарплата, - резко сказал он, - но не светит она вам, если будете работать по-прежнему!
Директор предприятия, главный инженер и главный бухгалтер с почестями проводили Федосеева и приятеля до проходной.
—Это, гм… Кустанайцев не показывался, часом, у вас? — не выдержал директор шахматного клуба и, потупив глаза, тихо добавил: —С секретаршей?
—Как же, как же! -залопотали руководители предприятия. —Третьего дня были. Читали лекцию о законе земного притяжения.

Горел в степи костерок, урчал, скворчал, плевался искрами, сушил портянки и кроссовки. Сидели вокруг него здоровенные ребята, лежало в чехлах сложное походное снаряжение.
Федосеев и директор шахматного клуба подошли, поздоровались, протянули к огню скрюченные пальцы.
—И-эх, подагра! - пожаловался директор.
—С подагрой - в Гагру! - ответили парни.
—Вы поэты? - спросил Федосеев.
—Еще чего! - обиделись парни. — Мы охотники за прерафаэлитами.
—Люди редкой профессии! - воскликнули Федосеев и приятель, присаживаясь. — Расскажите, как берете прерафаэлита?
— Взять его не так уж и сложно, — охотно объяснили парни, - много есть хитростей. Сложнее на него выйти. Редкий зверь прерафаэлит, очень редкий…
И пошли охотничьи истории.
Вдоволь насмеявшись, Федосеев и директор шахматного клуба стали прощаться.
—А это… - не утерпел директор, — Кустанайцев, случайно, тут не появлялся, с секретаршей?
—Были, - махнули парни потными ладонями, — как же! Два дня назад. Распространяли билеты денежно-пищевой лотереи…

Бежал мимо шустрый мальчишка-газетчик,кричал во все горло:
—Блестящее открытие Кустанайцева! Долголетнее заблуждение рассеяно! Переворот в биологической науке!
Директор шахматного клуба сунул мальчишке монету, трясущимися руками развернул пахнущий типографской краской лист.
—«Кустанайцев, — торопливо прочел он, — пришел к выводу, что между актом любви и появлением на свет потомства нет никакой связи. Открытие подтверждают многочисленные эксперименты!»
—Однако Кустанайцев зарвался, — задумчиво молвил Федосеев.

Директор птицефабрики, не обращая внимания на вошедших в его кабинет приезжих людей, стоя на коленях, обнимал массивное бархатное кресло.
—Прощается! - хлюпнув носом, объяснила ситуацию секретарша. — Не сегодня-завтра снимут с должности.
Кое-как отцепленный от кресла, директор повел Федосеева с приятелем на производство.
—Пустое, - бормотал он почерневшими губами. Все одно план провален… яиц нет, мяса нет…
Тощие печальные куры неподвижно сидели у рассыпанного корма, вялые инертные петухи даже не смотрели в их сторону. Нигде не было видно ни одного яйца.
—А все потому, — строго сказал Федосеев директору птицефабрики, что не следите за современной литературой! Птицы не набирают вес, не несутся, потому что у вас попросту скучно, а ведь многие писатели и в особенности поэты пишут сейчас курам на смех!
Тут же Федосеев вынул из рюкзака несколько поэтических сборников и стал читать. Куры оживились, стали квохтать, подталкивать друг друга крыльями, клевать зерно и прямо на глазах набирать вес. Возбужденные петухи так и ринулись к ним. Птичницы не успевали подбирать красивые крупные яйца.
Директор шахматного клуба тоже взял несколько сборников и скрылся в соседнем корпусе. Вскоре оттуда послышался дружный гусиный гогот.
—Ну, кажется, все, — сказал Федосеев, передавая сборники директору птицефабрики. —Будете читать перед каждым кормлением. Кстати, а почему у вас в штатном расписании значатся доярки?
—Говорят, что кур доят, — конфузливо прошептал директор птицефабрики, розовый и обмякший от нежданного счастья.
—Делайте из кур курабье! — посоветовал на прощание директор шахматного клуба директору птицефабрики. — Кустанайцева не было у вас с секретаршей?
—Вчера были, - ответствовал куриный руководитель, —показывали акробатический этюд.

—Кустанайцева не видели с секретаршей? — спросил директор шахматного клуба у заведующего караван-сараем, после того, как там был наведен порядок.
—Только что вышли, — кланяясь, ответил заведующий, — просили пищевые объедки.
Федосеев и директор шахматного клуба отправились в указанном направлении и скоро их увидели. На Кустанайцеве был почерневший от грязи плащ-дождевик, надетый прямо на голое тело. Свой внешний вид жена Федосеева очень просила не описывать.
—Садись! — сказали ей Федосеев и директор шахматного клуба.
Пунцовая от стыда, она взгромоздилась на спину верблюда, и корабль пустыни медленно побрел к далекому дому. Под ногами верблюда громко скрипел песок.
Но еще громче песок скрипел на зубах лжеученого Кустанайцева.
Tags: карусель, фокусы федосеева
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments